ГЛАВА VI. Чудесный незнакомец
Книги / Великое плавание / ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ГЕНУЯ / ГЛАВА VI. Чудесный незнакомец
Страница 2

Две масляные лампы горели справа и слева от него, уподобляя нашу мастерскую сцене балагана.

А может быть, он показался мне похожим на актера потому, что только на подмостках я имел случай видеть знатных людей.

– Встаньте! – громовым голосом произнес незнакомец.

И мы все трое невольно повиновались его приказанию. – Запомните этот год, месяц, день и час, – воскликнул он, – потому что сегодня вы видите перед собой избранника божьего!

Наш гость после каждой фразы с размаху ударял рукой о стол, лицо его дергалось, как у припадочного, а в углах губ закипала пена.

– Индия, Индия, – вдруг громко закричал он, – самые знаменитые мореходы ищут тебя на востоке! А тут же, перед их же глазами, простирается великолепный океан, но никто не решается обратить туда свой взор!. Скажи, мальчик, – вдруг повернулся он ко мне, – тебе, я думаю, приходилось видеть немало карт. Что, по‑твоему, лежит на запад от Европы?

– Мне не приходилось видеть иных карт мира, ваша милость, – дрожа и запинаясь, ответил я, – кроме карты Андреаса Бенинказы, генуэзца.

– Опять генуэзец! – сказал незнакомец. – Ну, и что же, по его мнению, лежит на запад от Испании?

– На запад от Геркулесовых столпов, – ответил я, понемногу успокаиваясь, – на картах обозначены Канарские острова и Антилия, а дальше простирается Море Тьмы с его многочисленными островами, затем – страна Сипанго, а за ней – материк Азия.

– Боже, ты слышишь меня! – воскликнул гость. – В Генуе любой мальчишка знает об этом, а когда я излагал свой план перед королями Англии и Франции духовники их поднимали на меня крест, как на одержимого бесами.

Из всех мальчишек Генуи, я думаю, один я был так хорошо знаком с картографией, но мне, понятно, и в голову не пришло возражать незнакомцу.

– Я достигну Азии с запада, – продолжал он, – я пристану к гавани Зайтун и чудесному городу Квинсай, описанному венецианцем Марко Поло, я разыщу Золотой Херсонес и страну Офир, я привезу в Испанию несметные богатства и сам во главе бесстрашного воинства отправлюсь отвоевывать у неверных гроб господень. Но, когда я совершу все это, во всем христианском мире не найдется человека, который не прославил бы имя адмирала Кристоваля Колона! «Адмирал Кристоваль Колон, потомок древних мореплавателей, – повторил я про себя. – Я это имя запомню на веки вечные».

Жилы вздулись на лбу нашего гостя, а руки дрожали.

– Долго ли вы надеетесь пробыть в Генуе, мессир адмирал? – спросил синьор Томазо больше для того, чтобы дать гостю успокоиться.

– Свои дела с банком святого Георгия я уже закончил, – сказал гость, – но я ожидаю обещанной вами встречи с людьми герцога. В крайнем случае я отправлюсь в Нюрнберг в одиночку.

– Это было бы неосмотрительно. – возразил синьор Томазо. – Герцога по пути будут всюду ожидать свежие лошади. Да и вообще сейчас одному небезопасно переваливать через горы.

– Господи, – пробормотал гость почти в отчаянии, – одного верного человека! Дайте мне хотя бы одного человека, на которого можно было бы положиться и который знал бы немецкий язык! Могу я поговорить с тобой наедине? – спросил он синьора Томазо.

И хозяин, несмотря на наши умоляющие жесты, немедленно распорядился, чтобы мы вышли из комнаты.

– Ну, как тебе нравится этот адмирал? – спросил Орниччо, спускаясь с лестницы. – Я понимаю, почему короли Кастилии и Леона отдали ему под начальство всю экспедицию. Он, наверное, так кричал у них во дворце, что королева сказала королю: «Дайте ему христа ради деньги и корабли, иначе мы оба оглохнем».

– Как тебе не стыдно, Орниччо! – остановил я его. – Неужели ты не видел, какое сияние излучало его лицо, когда он говорил о гробе господнем?

– Вероятно, хозяин поднял фитили в лампах, – сказал мой неисправимый друг.

– Сияния я, правда, не заметил. Но зато я видел, как адмирал от волнения согнул в руках наш железный болт, которым запирается входная дверь. Любой содержатель балагана с удовольствием.

– Постыдись, Орниччо! – рассердился я. – Неужели это все, что пришло тебе в голову?

– О нет, мне еще пришло в голову, что мой дружок Франческо уже замечтался о путешествиях и открытиях. Но, к счастью, адмирал не производит впечатления человека, набирающего команду из мальчишек взамен опытных и храбрых матросов. Нет, повторяю: скорее игрушечный кораблик двинется в путь, чем мы с тобой покинем Геную!

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

МЕРТВЫЕ НЕПРАВЫ
Толпами устремляется в Севилье народ на берег; все хотят, как пишет Овьедо, «поглазеть на это единственное, достославное судно, чье плавание является удивительнейшим и величайшим событием, когда ...

ОТПЛЫТИЕ
...

ПОВЕСТЬ СТЕФАНА ЦВЕЙГА О МАГЕЛЛАНЕ
К началу XVI века маленькая гористая Португалия – до этого бедный и ничем не замечательный уголок Европы – становится могущественной колониальной державой. Богатства ее монархов, пышность и блеск ...

Разделы