ГЛАВА IX. Старый знакомый
Книги / Великое плавание / ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ГЕНУЯ / ГЛАВА IX. Старый знакомый
Страница 2

– И кувшин, мастер, не забывайте о кувшине. – сказал старшина. – Почему ты такой оборванный? – сердито обратился он ко мне.

Я начал рассказывать ему свои сегодняшние злоключения, но мастер, перебив меня, снова разразился громким хохотом.

– Ну, видели вы такое мужицкое отродье?! – закричал он, хлопая себя по ляжкам. – Все эти дурацкие приключения он вычитал в одной из своих дрянных книжек, которые вместо молитвенника читал всегда по праздникам. Или они придумали эту историю об одноглазом капитане вдвоем со своим мазилкой, синьором Томазо.

Старшина, не говоря ни слова, нагнул голову, осторожно снял с себя медаль, висевшую у него на шее на медной цепочке, и спрятал в карман. – Ну, теперь я уже не старшина, а просто капитан фелуки, – заметил он и, толкнув меня к выходу, сказал: – Идем за мной.

– Что со мной сделают, добрый синьор? – спросил я, хотя он мне совсем не казался добрым.

– Все, что ты рассказал мне, очень похоже на правду, – внезапно обратился он к мастеру, – а все, что говорит мальчишка, очень похоже на ложь. Но я знаю Титто Бьянки, одноглазого, знаю его историю, знаю синьора Томазо и кое‑что слышал и о тебе, мастер Тульпи. Поэтому я думаю, что лжешь именно ты, а мальчишка говорит правду. Оставь его и проваливай подобру‑поздорову.

Мастер, побледнев от волнения, ухватил меня за шиворот.

– Я тебе говорю, проваливай! – вдруг заревел старшина и ловким пинком ноги угодил ему пониже спины.

Старшина был худой, со впалой грудью, а мастер большой и толстый, но он только, вобрав голову в плечи, поднял руки над головой, защищая себя от ударов.

– А, ты драться, драться!. – бормотал он прерывающимся голосом, – Ну, за это я подниму на тебя всю Геную!

– Я еще не дрался, – сказал старшина, с размаху ударяя его кулаком, – но я могу и подраться. Это тебе за мальчишку и за его ухо, которое ты чуть не вывернул с корнем, это за мужиков, которые все воры, а это за синьора Томазо, честнейшего человека в Генуе!. – приговаривал он сквозь стиснутые зубы.

Вырвавшись от него, мастер вдруг пустился бежать и сделал это с быстротой, неожиданной при его сложении.

– Ну, что же ты стоишь? – сказал старшина ворчливо. – Уж не думаешь ли ты в таком виде явиться к синьору Томазо и разогорчить его до смерти? Пойдем.

Я покорно зашагал за ним. Но, когда мы уже дошли до самого берега и стали пробираться между бочками и канатами, я его спросил:

– Куда вы ведете меня, синьор старшина?

– Куда я могу тебя еще вести? – пробормотал он с досадой. – Конечно, на мою «Калабрию». Из маленьких парусников это самое быстроходное судно в Генуе, и мы еще до Картахены обгоним твоего одноглазого Титто Бьянки.

Никогда еще до этого я не совершал таких длинных переходов по морю.

И когда, уже после Картахены, нас двое суток трепала буря, мне казалось, что мои внутренности изрыгаются в море через мое горло. Соленый ветер бил мне в лицо. Я так крепко должен был держаться за канаты, что руки мои распухли и покрылись волдырями, а тут еще, как назло, капитан, проходя мимо, каждый раз спрашивал, посмеиваясь:

– А не вернуться ли нам домой, малыш? Насколько я его успел узнать за эти дни, капитан «Калабрии», синьор Чекко Траппани, суровый, но очень добрый человек.

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

СЛОВАРЬ НЕПОНЯТНЫХ СЛОВ, ВСТРЕЧАЮЩИХСЯ В ТЕКСТЕ
Абордаж – старинный способ морского боя: сцепление двух судов для рукопашной схватки. Абордажными крючьями притягивали неприятельское судно. Альказар – королевский дворец, укрепленный замок. Апарт ...

ВСТУПЛЕНИЕ
Кортес – человек‑легенда. Конкистадор был личностью столь сложной и многогранной, что во все времена различные конкурирующие школы мысли и соперничающие идеологии не прекращали споров о ней ...

ТЩЕТНЫЕ ПОИСКИ
...

Разделы