ГЛАВА XIII,. в которой выясняются новые стороны характера Франческо Руппи
Книги / Великое плавание / ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ГЕНУЯ / ГЛАВА XIII,. в которой выясняются новые стороны характера Франческо Руппи
Страница 2

Я не мог выдержать больше. Я побежал, не чувствуя под собой ног, и с рыданием рухнул в ноги адмиралу.

– Мессир, – мог я только пробормотать, – посадите меня в трюм на цепь, лишите меня пищи, но не оставляйте меня!

Орниччо поднял меня на ноги.

– Ты поедешь с нами, Франческо. Адмирал столь великодушен, что простил твой проступок. Опрометчиво было здесь, в этой стране, где так не любят иностранцев, нападать на старика, – сказал Орниччо.

Так как адмирал молчал, я, еще не веря своему счастью, спросил:

– Правда ли это, мессир? Вы действительно прощаете меня?

– Что ты сделал старику? – спросил адмирал.

– Я только отшвырнул его с вашей дороги, мессир, – ответил я.

– Ты прикасался к нему? – спросил Орниччо.

– Я схватил его за шиворот, но и это прикосновение наполнило меня отвращением.

– Ты помоешься сейчас же, – сказал мой друг, – потому что это мерзкий и грязный старик.

– Он действительно мерзкий, – сказал я. – Когда он плюхнулся подле кустов, он так жалобно закричал, что я уже пожалел о случившемся. Он позвал меня, и я тотчас же подбежал к нему.

Орниччо крепко сжал мою руку и спросил:

– Что же ты сделал?

Внезапно меня охватил ложный стыд, помешавший мне сказать моему другу всю правду. Как признаюсь я, что перенес оскорбление от этого ненавистного колдуна?

– Ну, Франческо, что же ты сделал дальше? – повторил мой друг.

– По злому взгляду старика я понял, что он замыш‑ляет что‑то недоброе. Тогда я моментально повернулся и побежал за вами, – ответил я.

Орниччо выпустил мою руку, откинулся назад и вздохнул так, словно избежал большой опасности.

– Этот несчастный, – сказал адмирал, – был когда‑то великим путешественником и богатым идальго. Мне рассказывали, что он был красив, как Адонис.

– Мессир, – перебил его мой друг, – это было когда‑то, а сейчас его давным‑давно пора убрать из Палоса, так как, откровенно говоря, все ваши матросы так или иначе сталкиваются с ним. Ну, Франческо, – продолжал он, – иди домой и хорошенько помойся горячей водой. Котелок над очагом, а в очаге еще не потухли угли. Потом сложи свои вещи.

После всех волнений этого дня я, хорошенько помывшись, свалился в постель и заснул как убитый. Орниччо без меня уже привей в порядок наши сундучки.

Ночь прошла как мгновение, и я даже не видал снов. Мое пробуждение приветствовали ясное небо и прекрасные темно‑зеленые кроны деревьев, которые покачивались от легкого ветра.

– Орниччо, – сказал я, – братец, все плохое прошло. Завтра утром мы отплываем. Господин меня простил, правда ведь, братец?

– Господин тебя простил, – ответил мой друг, целуя меня. – И все плохое осталось позади.

Страницы: 1 2 

Смотрите также

История жизни
Трагическая судьба французского исследователя Лаперуза потрясла всю предреволюционную Европу. После смерти Кука французское правительство решило продолжать исследования. Оно разработало чрезвычайно о ...

ТЩЕТНЫЕ ПОИСКИ
...

БИБЛИОГРАФИЯ
Acosta, Joseph de. Historia natural y moral de las Indias (1590). Vexico, Fondo de cultura económica, 1962. Aguilar, Francisco de. Relación breve de la conquista de la Nueva Espa&ntil ...

Разделы